Гей, Славяне, Кто Крайний?

Богема традиционно поддерживает нетрадиционную ориентацию. А что думаем мы с вами? И важно ли обществу, что мы думаем? Приглашаем к дискуссии.
В октябре звезды шоу-бизнеса провели пресс-конференцию в защиту секс-меньшинств. Народные кумиры протестовали против закрытия известного столичного гей-клуба, против запрещения в Москве гей-парадов и выступали в поддержку лесбийской пары, которой московский ЗАГС отказал в официальной регистрации брака. Что ж, богема во все времена была лояльна к любой «непохожести», считая ее признаком неординарности личности. Мы задали наболевшие вопросы относительно гей-движения специалистам, чтобы понять: кто же крайний в возникшем конфликте? Сами геи или наше общество?

— Откуда вообще берется нетрадиционная ориентация? Это врожденный признак или влияние среды, результат воспитания или, может быть, особенностей характера? Можно ли под давлением общества «перевоспитать» урожденного гея или лесбиянку?

Олейников Николай Иванович (кандидат медицинских наук, сексопатолог):
— Следует разделять людей, склонных к однополым связям на две основные группы. Первая — это люди с как бы повреждённым геном, действительно ощущающие себя «в чужом теле». И вторая — это те, кто вступает в гомосексуальные связи по порочной склонности, ищет острых ощущений, разврата, занимается проституцией. Первым я безоговорочно сочувствую, вторых — осуждаю, как всякий нормальный человек. Разумеется, людей из первой группы перевоспитать нельзя, им можно только помочь адаптироваться в обществе. Вторых же «перевоспитывать» можно и нужно.
Кащенко Евгений Августович (профессор, доктор социологических наук, ученый секретарь российского научного сексологического общества — РНСО):
— О причинах возникновения так называемой «нетрадиционной» ориентации можно спорить бесконечно, существует множество теорий. Мое мнение: каждый представитель секс-меньшинства приходит к этому своим путем. У каждого из них свои гены, своё воспитание, своя история. Кстати говоря, в науке до сих пор нет теста, анализа, по которому можно определить отличие гомосексуалистов от гетеросексуалов. Нет никаких доказательств типичности в поведении гомосексуалистов даже среди обследованных серьезными учреждениями, и я считаю, что гомосексуальная ориентация – не болезнь. Это социальное явление, с которым обществу приходится считаться. Не случайно геи и лесбиянки называют себя людьми, практикующими альтернативный образ жизни.
Еникеева Диля, кандидат медицинских наук, доктор психологии, сопредседатель Российской ассоциации сексологов, писательница:
— Существует истинный гомосексуализм и гомосексуальное поведение (сексуальные контакты с представителями своего пола у людей, изначально гетеросексуальных) – это совершенно разные явления. Согласно медицинской статистике, истинных гомосексуалов всего 1-2%. Причем, с течением времени их не становится ни больше, ни меньше, то есть их число не зависит от влияния общественных факторов. Истинные гомосексуалы утверждают, будто были таковыми уже с раннего детства. Однако это не так. Влечение к представителям своего пола проявляется в подростковом возрасте, в период формирования либидо. Однако даже истинный гомосексуал может никогда в жизни не реализовать свое влечение, если он, например, боится осуждения со стороны близких или не хочет быть изгоем. Большинство же современных геев всего лишь демонстрируют гомосексуальное поведение. По их собственной статистике, их 10% от всего населения. Цыфры явно завышены, а прирост – за счет приверженцев гомосексуального поведения. Чаще всего на этот путь встают подростки от 12 до 16 лет. В этом возрасте либидо еще не дифференцировано, зато ярко выражена склонность к подражанию. Не желая выбиваться из коллектива, дети этой возрастной группы многое делают «за компанию», «как все», а также легко попадают под влияние старших, имеющих «авторитет» среди подростков. Нередко взрослые гомосексуалы приманивают мальчиков всякими посулами, подарками, предложением дружбы. Таким образом, партнером взрослого гея может стать нормальный гетеросексуальный мальчик. И если при однополых контактах наступает оргазм, может произойти фиксация либидо. Возникает условный рефлекс: удовольствие связано с партнером того же пола. Некоторые геи ощущают особый кайф в том, чтобы совратить гетеросексуала. Один гей порождает примерно 10 новых. А теперь представьте себе, с какой скоростью происходит этот процесс! Помимо этого, существует транзиторный (временный) подростковый гомосексуализм. Например, сначала групповая мастурбация подростков и прочие эксперименты, когда мальчики прикасаются к пенису друг друга. Возможно, в дальнейшем, 1 из 10 этих ребят будет практиковать гомосексуальное поведение. Остальные же естественным образом приходят к гетеросексуальным отношениям. Однако сексуальные эксперименты с представителями своего пола могут негативно сказаться на взаимооотношениях с противоположным полом. Вывод: подобного опыта лучше не допускать.
Токарь Денис (семейный психолог):
— Я солидарен с мнением заокеанских коллег. Большинство американских психологов и сексологов придерживаются точки зрения, что все мы рождаемся бисексуальными. Но у большинства из нас, под влиянием семьи и общества, формируется влечение к противоположному полу. И это правильно, так как необходимо для получения здорового потомства и для сохранения здоровья общества в целом. Меньшинству не удаётся подавить в себе зов плоти к своему полу, и они встают на путь гомосексуальной любви. Поэтому влияние семьи, воспитания и общества в данном вопросе нельзя недооценивать. Если вам не хочется вырастить из вполне здорового ребенка гея или лесбиянку, не надо приобщать дитя к гей-культуре. А это сейчас становится весьма трудно, так как гей-культура выплескивается на нас из большинства СМИ.
Алексеев Николай, активист движения ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры), организатор гей-парадов в Москве:
— Откуда берется гомосексуальная ориентация, это вопрос к медикам и ученым. На эту тему существует огромное количество исследований – в области генетики, психологии, психиатрии. И все они практически ничего не дали, кроме того, что гомосексуализм официально исключен из списка психических заболеваний – даже у нас в России, где он долго таковым считался. Выявлено множество факторов, влияющих на формирование сексуальности, но ни один из них нельзя назвать основополагающим. Доподлинно известно одно: на сегодняшний день способа лечения гомосексуализма нет. Конечно, есть гетеросексуальные люди, которые примыкают к секс-меньшинствам с какими-то целями. Например, для эпатажа (встречается в шоу-бизнесе) или для наживы – те, кто занимается проституцией. Некоторые попадают в соответствующий круг и просто втягиваются. Но большинство геев и лесби гомосексуальны от рождения, я в этом абсолютно убежден. Не случайно процент геев и лесбиянок в разных обществах примерно одинаков. К тому же, гомосексуальная ориентация нередко встречается и у животных. Согласитесь, в этом случае трудно обвинить в этом дурное воспитание или освещение гей-парадов в СМИ. Я общаюсь со множеством геев и лесбиянок и не встречал ни одного, кто смог бы под влиянием общественной морали подавить в себе гомосексуальность и стать натуралом. Настоящий гомосексуал просто не способен заниматься сексом с противоположным полом, у него это физически не получится. На секс с обоими полами способны только бисексуалы, и это у них тоже от рождения. Все гомосексуалы прекрасно осознают, что из-за своей ориентации они обречены быть изгоями. Увы, гомосексуалы почти не приемлемы в обществе. Даже в самых терпимых социумах, например, в США или в Европе, к геям и лесбиянкам относятся настороженно. Внешне, конечно, все мило и вежливо, так как закон запрещает дискриминацию. Но натянутость все же чувствуется. Конечно, многим хотелось бы сменить ориентацию на «нормальную» с точки зрения большинства и не подвергаться обструкции. Но настоящие гомосексуалы, увы, просто не в состоянии это сделать. А смысл нашего движения вовсе не в том, чтобы привлечь в свои ряды или, как иногда выражаются, «совратить» гетеросексуальных детей и их родителей. Смысл в том, что сексуальность не должна влиять на положение человека в обществе, на его права. Почему 5-7% населения должны страдать только потому, что остальным небезразлично, что они делают у себя в постели? Если мы не нравимся обществу, общество может попытаться нас вылечить. А раз общество заявляет, что гомосексуализм не излечим, тогда пусть дает нам равные права.

— Как вы относитесь к различным акциям, пропагандирующим однополую любовь – гей-парадам, специализированным клубам, освещению этой темы в СМИ? Нужно ли все это обществу? И что тут лучше: умалчивать и делать вид, что этого явления у нас нет? Или, наоборот, показывать «товар лицом»? И пусть у каждого будет свободный выбор, кого любить – его или ее.

Олейников Николай Иванович (кандидат медицинских наук, сексопатолог):
— То, что существуют клубы и прочие места, где люди с нетрадиционной ориентацией могут встречаться, общаться, дружить и т. д. — хорошо, это помогает им жить. Но дразнить общество, провоцировать скандалы проведением гей-парадов и прочих вызывающих, не имеющих конкретной гуманной цели акций, считаю неправильным. Настоящая гомосексуальность не предполагает таких акций, она для её носителей естественна и не требует подтверждений. А гей-парады и прочие провокативные мероприятия устраивают те, кто желает заработать на этой теме политический капитал, привлечь к своему имени интерес у СМИ и всё такое.
Кащенко Евгений Августович (профессор, доктор социологических наук, ученый секретарь РНСО):
— Вообще-то в сексуальности человека все очень индивидуально. Не случайно существует понятие мира интимных отношений. По большому счету, к таким мероприятиям, как и к самим секс-меньшинствам, лично я отношусь толерантно. Но здесь важно учитывать не частные мнения, а нормы, принятые в обществе, в котором мы с вами находимся. Что такое норма? Например: если вы одни, то можете поступать так, как сами считаете нужным – это будет ваша личная норма по отношению к себе. Если вы в паре, то следует учитывать интересы партнера – и нормой становится поведение, которое устраивает двоих. Если вы в группе, то нормальным станет считаться поведение, принятое среди данного сообщества людей. Что касается социума в целом, то оптимальным является естественное поведение для большинства представителей данной среды. По данным большинства европейских и американских источников, исключительно гомосексуального поведения придерживаются примерно 4-6% мужчин и 2-4% женщин, то есть очень небольшая часть населения. Поэтому они и называются «меньшинствами». И поведение, нормальное для них, не может являться нормой для всего общества. Кстати, в нашей стране таких подсчетов никто не проводил: видится мне, что эта цифра в России много меньше. У нас еще много меньшинств – например, ВИЧ-инфицированные, филателисты, религиозные сообщества и прочие. Но другие меньшинства не стремятся во что бы то ни стало продемонстрировать свои предпочтения на общественном уровне. Он общаются между собой и находят удовлетворение в своем кругу. Почему ВИЧ-инфицированные не устраивают парады и акции, привлекая внимание общественности к своим проблемам? Ведь им это нужно гораздо больше, чем секс-меньшинствам. Но они молчат, стесняются. А вот геи и лесбиянки, наоборот, упорно выдвигают свои мероприятия на всеобщее обозрение и оскорбляются, когда им этого не позволяют. А ведь эти запреты вполне оправданны. Почему общество должно учитывать интересы и амбиции секс-меньшинств и не учитывать интересы тех слоев общества, которые негативно относятся к однополой любви? Я сам в прошлом военный и из семьи военных и точно знаю, что армия и флот традиционно не жалуют геев.
Еникеева Диля, кандидат медицинских наук, доктор психологии, сопредседатель Российской ассоциации сексологов, писательница:
— Все эти акции нужны только самим секс-меньшинствам, им надо постоянно привлекать к себе внимание. Потому что в целом наше общество относится к ним никак. Да, наши сограждане признали, что гомосексуалы у нас есть. Но большинство населения относится к геям и лесбиянкам индифферентно – лишь бы они не лезли к ним самим и их детям. Несколько лет назад один из депутатов Госдумы предложил восстановить уголовное наказание за мужеложество. Я думаю, что это было инспирировано самими геями, чтобы в очередной раз предстать страдальцами. Понятно, что эта репрессивная статья не может быть возрождена, у нас же цивилизованное общество. Но геям надо чувствовать себя изгоями, чтобы вызывать сочувствие и получать поддержку европейских и американских гей-сообществ. Парадокс, но геи заинтересованы в гомофобии (это означает навязчивый страх гетеросексуала перед секс-меньшинствами). Таким образом они привлекают к себе угасающий интерес общества. Но я против того, чтобы запрещать гей-парады и прочие акции секс-меньшинств. Геи частенько ведут себя эпатажно во время подобных мероприятий. Вот пусть россияне и посмотрят, что представляют собой российские геи. Как говорил Петр Первый, «дабы дурь каждого каждому была видна».
Токарь Денис (семейный психолог):
— Кому-кому, а подрастающему поколению гей-мероприятия уж точно не нужны. Во многих семьях родители категорически не желают, чтобы их дети видели по телевизору и читали в прессе всякие сообщения о гомосексуальных свадьбах и вечеринках. Ну не телевизор же им из-за этого из дома выкинуть! Я считаю, что желания таких родителей тоже должны учитываться. Это как раз к вопросу о том, что геем можно не только родиться, гея можно и воспитать.
Алексеев Николай, активист движения ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры), организатор гей-парадов в Москве:
— Я часто слышу, что при помощи своих акций мы пытаемся кого-то куда-то агитировать. Ну скажите мне, пожалуйста: как какие-то несчастные 5% изгоев могут сагитировать 95%, как вы говорите, «здоровых и нормальных» людей? По-моему, ту никакой гей-парад не поможет. Тем более, в нашем гомофобном обществе. Повторюсь: каждый гей и каждая лесбиянка знают, что обречены подвергаться постоянной обструкции. Им просто деваться некуда. А то, что быть геем – модно, это очередной расхожий миф среди гетеросексуалов. Как может быть модно быть изгоему и предметом насмешек со стороны «нормальных»? Цель всех наших мероприятий всего одна – добиться признания и соблюдения гражданских прав тех людей, которые относят себя к ЛГБТ. Мы хотим, чтобы общество осознало: это такие же люди и их надо уважать. Я надеюсь, что общество все-таки придет к этому пониманию. Ведь всего полвека назад в Америке чернокожие также не имели равных прав с белыми. Но они их добились. И нынешнему поколению уже кажется, что это дикость какая-то – дискриминировать людей по цвету кожи. С нами то же самое, только, в отличие от черной кожи, сексуальность не является видимой характеристикой. Поэтому, чтобы показать, что мы есть и что у нас есть проблемы во взаимоотношения с обществом, мы должны что-то делать, заявлять о себе. Жаль, но российское общество особенно склонно к дискриминации. У нас дискриминируют и женщин, и евреев, и геев – вот главные российские козлы отпущения.

— Нужно ли официально регистрировать однополые браки?

Олейников Николай Иванович (кандидат медицинских наук, сексопатолог):
— С одной стороны, такие регистрации, особенно в нашей стране, носят всё ту же скандальную форму и, глядя на очередных гомосексуальных супругов, не очень-то понимаешь: что им нужно-то на самом деле? Чтоб по телевизору показали? Получается, что так. Но если посмотреть на эту проблему с юридической стороны, то регистрация отношений всё-таки нужна, чтобы защитить партнёров социально. Ведь любой из них может оказаться в больнице, в тюрьме, может понести финансовые потери. Тогда вторая «половина», как и в обычном гражданском браке, будет обязана помогать, ухаживать, заботиться о супруге. Чаще всего гомосексуальные пары ведут очень спокойный, закрытый, самодостаточный образ жизни, особенно это относится к лесбийским парам. Воспитывают детей, ведут общее хозяйство и т. п. Они не провоцируют окружающих вызывающими поступками, стараются полностью интегрироваться на рабочем месте, среди соседей, друзей. У гомосексуалистов-мужчин, как правило, отношения более сложные, там часты измены, ревность, неадекватные поступки.
Кащенко Евгений Августович (профессор, доктор социологических наук, ученый секретарь РНСО):
— Современные мужчины и женщины теперь частенько довольствуются гражданскими браками. Секс-меньшинства же снова выбирают демонстративное поведение: они во что бы то ни стало хотят показать, что они – как все. Но зачем показывать, что они «как все», если это не так? Ведь понятно, что в вопросах полового поведения они как раз далеко не как все. Конечно, и гомосексуальная пара может захотеть законным путем регулировать свои имущественные отношения, обязанности и права по отношению друг к другу. Мое мнение: если геи непременно хотят регистрировать свои отношения юридически, пусть назовут это как-то иначе – акт, договор, союз, но не брак. Потому что брак исторически означает сложившийся союз между мужчиной и женщиной.
Еникеева Диля, кандидат медицинских наук, доктор психологии, сопредседатель Российской ассоциации сексологов, писательница:
— А зачем регистрировать однополые браки? Смысл? Семья – это папа, мама и дети, а не два гея, объединенных общей постелью и общим хозяйством. Но следует признать: во всем мире секс-меньшинства упорно разрушают институт брака — и им это уже почти удалось.
Токарь Денис (семейный психолог):
— Я не вижу смысла отказывать в регистрации официального брака однополым парам, если они этого хотят. Если это уже сформировавшиеся, зрелые люди, ощущающие себя готовыми к созданию семьи подобного рода, то никакие запреты и отказы их не остановят. Напротив, только подогреют их рвение отстаивать свои права. В некоторых странах однополым парам разрешено даже усыновлять детей. Почему бы и нет, если они смогут оказаться хорошими родителями. Дело здесь не в половой ориентации, а в личностных качествах человека. Я против только пропаганды однополого секса в СМИ, проведения всяких красочных парадов – по-моему, это лишнее. Зачем различными красочными мероприятиями привлекать к гей-движению неокрепшие умы молодежи? А если уже сложившиеся однополые пары взрослых людей хотят жить «в законе» и нести официальную ответственность за своего партнера, то зачем им в этом препятствовать?
Алексеев Николай, активист движения ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры), организатор гей-парадов в Москве:
— В отношении брака российское законодательство вообще не совершенно. У нас нет четкого определения брака – ни в Семейном кодексе, ни в Конституции. Наш Семейный кодекс писался тогда, когда однополых браков не было и в помине. Российский СК остается неизменным с 95 года, а первый однополый брак был официально зарегистрирован в 2001 году в Нидерландах. Мы вовсе не настаиваем, чтобы однополые союзы именовались именно браком и никак иначе. Нам вообще не важно, как это будет называться. Мы не против, если российские власти примут закон о гражданских союзах. Нам важен не сам факт заключения брака, как « у всех», а возможность уравнять в семейных правах гетеро- и гомосексуальные пары. Так что наша борьба вовсе не за институт брака, а за право жить нормальной жизнью. Гомосексуалы должны иметь возможность воспитывать детей. А те, кто выступает против усыновления детей геями и лесбиянками, видимо, считают, что лучше иметь полные детдома несчастных сирот по всей стране, чем отдать их на воспитание однополой паре. Версия о том, что в гомосексуальной семье ребенок непременно вырастет геем, тоже не имеет под собой никакого основания. Зная не понаслышке, каким унижениям подвергаются люди нестандартной ориентации, родители-гомосексуалы, наоборот, постараются поддержать свое дитя, если оно станет демонстрировать природную гетеросексуальность. А еще не мешало бы задуматься о детях, которые уже живут в гомосексуальных семьях. Это и дети от предыдущих гетеросексуальных браков одного из партнеров, и усыновленные, и рожденные при помощи искусственного оплодотворения. И эти дети, не имея в том никакой собственной вины, подвергаются унижениям и ущемлению прав только из-за того, что их воспитывают люди одного пола. А гомофобы пусть на секундочку задумаются, откуда берутся гомосексуалы? Они рождаются вовсе не у геев и не у лесбиянок. Они появляются на свет у родителей-натуралов. А потом подвергаются обструкции со стороны того же самого гетеросексуального большинства.

— По-вашему, однополая любовь – это признак принадлежности к определенной среде (богема, шоу-бизнес) или половые предпочтения не связаны с социальной прослойкой?

Олейников Николай Иванович (кандидат медицинских наук, сексопатолог):
— Конечно, среда обитания играет огромную роль, формируя поведение человека. У меня был пациент, по малолетству загремевший в тюрьму, где находился на положении «опущенного». Выйдя на свободу через много лет, он иначе себя сексуально и не дефинировал, как только в этом качестве. Он пришёл ко мне, надеясь найти себе партнёра, имея в виду, что у меня, скорее всего, могут быть такие пациенты, как он. Так вот, после четырех лет нашего общения этот человек полярно изменил представления о себе, удачно женился, имеет детей, успешный бизнесмен. В данном случае, окружающая среда просто насильственным образом вытеснила нормальную ориентацию человека и «вбила» в его подсознание искажённое представление о его сексуальной дефиниции. А на самом деле это был обычный гетеросексуальный мужчина. Зачастую именно среда создаёт режим наибольшего благоприятствования для гомосексуальных отношений (хотя и по разным мотивациям) — это мир шоу-бизнеса, военные организации, тюрьма.
Кащенко Евгений Августович (профессор, доктор социологических наук, ученый секретарь РНСО):
— Нет, это не определенная среда формирует половые пристрастия, это люди, ощущающие себя геями или лесбиянками, ищут себе подобных в соответствующих средах, где к ним будет толерантное отношение. Геи примыкают туда, где их примут. А принимают их не везде. У нас есть множество социальных прослоек, где гомосексуалистов категорически не приемлют. Например, шахтеры, десантники, байкеры. И это лишний раз доказывает, что геям не стоит выставлять свои акции напоказ и требовать, чтобы ими принудительно любовались все. Не случайно же звучало предложение проводить гей-парады в день ВДВ. Это бы наглядно показало, что в обществе имеет место быть диаметрально-противоположное отношение к данному вопросу.
Еникеева Диля, кандидат медицинских наук, доктор психологии, сопредседатель Российской ассоциации сексологов, писательница:
— Как я уже говорила, у подростков гомосексуальное поведение с большей вероятностью может сформироваться при определенных условиях – например, в колониях, в закрытых школах, где учащиеся разделены по половому признаку. В общем, во всех тех местах, где существует ограничение в общении с противоположным полом. Концентрация гомосексуалов в богеме превышает таковую в популяции. Элизабет Тейлор как-то сказала: «Без гомосексуализма не было бы Голливуда». Это утверждение применимо и к российскому шоу-бизнесу. Гомосексуалам вообще присущ протекционизм, а уж в сфере шоу-бизнеса геи тем более продвигают своих.
Токарь Денис (семейный психолог):
— Я считаю, что гомосексуализм – это болезнь столиц, мегаполисов. Чем больше у ребенка доступа ко всякой «альтернативной» информации и развлекательной индустрии (клубы, фильмы и т.д), тем больше шансов пробудить в нем если не саму нетрадиционную ориентацию, то нездоровый интерес к ней точно. Не случайно же геев нет в деревнях, где мальчиков с детства приучают к «мужскому» труду, физической работе. Там престижно быть сильным и мужественным, а не хрупким, писклявым и беспомощным.
Алексеев Николай, активист движения ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры), организатор гей-парадов в Москве:
— Привязка однополой любви к социальному статусу – стереотип, миф и полная ерунда. Как я уже говорил, сексуальная ориентация – характеристика невидимая. И геем с одинаковым успехом может оказаться и дворник в вашем дворе, и водитель троллейбуса, и популярный певец, и депутат Госдумы. Просто в шоубизнесе геи и лесби более заметны – в силу того, что в этой сфере больше публичности и меньше предрассудков. Сейчас звезды эстрады вообще открыто защищают секс-меньшинства. Богема в меньшей степени скрывает и стесняется своей нетрадиционной ориентации в отличие от, например, политиков и общественных деятелей. Вот если хотя бы один из нескольких наших больших политиков признался бы в том, что он гей, нам уже жилось бы намного легче! Сделал же это мэр Парижа! И вовсе не перестал после этого быть популярной личностью среди парижан. Но наши сильные мира сего из-за боязни потерять свой высокий статус тщательно скрывают свою гомосексуальность. Мало того, они всячески создают себе репутацию «бабников»: заводят «для прикрытия» жен, любовниц и подружек женского пола, с которыми регулярно выходят в свет. А потом за закрытыми дверями, в обстановке повышенной секретности, спят с себе подобными. Обидно, когда эти же люди потом с трибун возмущаются гей-парадами и существованием гомосексуализма в принципе.

— Что бы вы стали делать, если бы нетрадиционную ориентацию избрали ваши дети – сын или дочь?

Олейников Николай Иванович (кандидат медицинских наук, сексопатолог):
— Я бы очень жалел своих близких. Мне приходилось работать в клубе помощи гомосексуально ориентированным людям. Мы старались относиться к ним именно так, как если бы это были наши сыновья, братья, сёстры и т. п. Ведь им с их проблемами живётся в нашем и так непростом и жестоком мире в несколько раз труднее, чем обычным, гетеросексуальным людям.
Кащенко Евгений Августович (профессор, доктор социологических наук, ученый секретарь РНСО):
— В жизни все бывает. Зарекаться нельзя ни от чего. Но мне это трудно представить. Мой сын отслужил армию, у него прекрасная жена. Моему первому внуку всего 2 года, и он предпочитает технику, а кукол отвергает. Во дворе он настолько мужественно себя ведет, что видно — настоящий пацан. Про второго внука никто ни разу не спросил, как часто спрашивают о малышах: это у вас мальчик или девочка? Настолько очевидно, что у нас мальчик, мужичок.
Еникеева Диля, кандидат медицинских наук, доктор психологии, сопредседатель Российской ассоциации сексологов, писательница:
— Со мной такого априори случиться не может. Потому что моя дочь (сейчас ей 22) с детства наблюдает в нашей семье правильное распределение половых ролей. И в моем лице видит настоящую женщину. Я всю жизнь замужем и всю жизнь люблю мужчин – в том смысле, что стараюсь оставаться привлекательной и считаю, что женщина должна быть окружена поклонниками. Я дружу с мужчинами, моя дочь часто видит меня в их окружении. Она с детства усвоила: за женщинами ухаживают мужчины, это нормально, это правильно. А, как я уже говорила, не всегда даже истинный гомосексуал практикует гомосексуальное поведение. Все зависит от среды, в которой он находится. Моя дочь – красивая, женственная, стильная, ее интересуют мужчины, а она их. А иначе и быть не может.
Токарь Денис (семейный психолог):
— Если бы такое случилось, я бы винил в этом исключительно себя. У секс-меньшинств, конечно, должно быть право на любовь. Но и у родителей есть право на любовь к своим детям и на традиционное понимание этой любви. Для меня эта любовь – не дать своему ребенку очутиться в меньшинстве, которое, с одной стороны, вынуждено противопоставлять себя обществу, а с другой — буквально выклянчивать признание этого общества.
Алексеев Николай, активист движения ЛГБТ (лесбиянки, геи, бисексуалы, трансгендеры), организатор гей-парадов в Москве:
— Лично я осознал свою гомосексуальность в 13 лет. Уже тогда я четко понял: я не хочу никаких отношений с женщинами – кроме дружеских. И какие-то уговоры, увещевания и поступки окружающих уже ничего не смогли бы в этом изменить. У гомосексуалов нет выбора – они родились гомосексуалами. Это так же, как, например, у нас нет выбора, где родиться. Если бы могли выбирать, то многие, возможно, предпочли бы родиться не в России, а где-нибудь в более приятном месте. Все мы разные, и человека надо принимать таким, какой он есть. Я, например, состою в однополом браке, он был зарегистрирован в Швейцарии в сентябре 2008 года. Но на самом деле мы с моим другом вместе уже 10 лет. Сейчас мы осуждаем возможность завести ребенка – вероятно, мы воспользуемся методом ЭКО и суррогатным материнством. Если наш ребенок родится натуралом, мы будем только рады. Но каким бы он ни был, мы будем его любить и заботиться о нем. Хотелось бы, чтобы и наше общество разделяло это мнение: каждый из нас имеет право быть таким, каким он родился. А сексуальность – это вообще личное дело каждого. Согласитесь, это очень странно, когда в мире каждую минуту умирают миллионы людей от голода, нищеты и болезней, а государство волнуется о том, с кем я сплю, и кто у меня в постели.

Цитаты:

Мария Арбатова, писательница:
— Бескорыстно защищая секс-меньшинства, мы также включаемся и в борьбу за демократию. Это особенно актуально после прошедших выборов, которые наглядно показали, что в нашей стране кончились все признаки демократии.
Митрофанов Алексей, депутат Государственной думы 1-4 созыва, член партии «Справедливая Россия»:
— Браки представителей сексуальных меньшинств и усыновление ими детей — проблема для России щекотливая. Выносить ее на обсуждение Госдумы бесполезно. Но и отметать нельзя, чтобы не портить отношения с Европой. Я считаю, лучший выход — отдать вопрос на рассмотрение местным (областным) законодателям. Американцы давно пришли к этому: в каждом штате свой свод законов. Пусть и у нас так будет хотя бы частично. Россия — многонациональная страна, с разными традициями. То, что на Кавказе вызовет ужас, в Сочи, Москве или Питере этого ужаса не вызовет. Во всяком случае, это нисколько не угрожает государственному устройству. Если в нескольких областях появятся семьи с нетрадиционной ориентацией, чем это плохо для России?
Лолита Милявская, певица:
— Геи — это обычные люди, без каких-либо отклонений. Не нужно их считать не такими, как все, и называть извиняющимся тоном. Гомосексуальность существует с древнейших времен, а Леонардо Да Винчи, Петр Чайковский – это традиционные люди, создававшие культуру.
Маргарита Суханкина, певица:
— Геи и лесби — это люди, которые знают цену любви.
Олег Митволь, префект САО г. Москва:
— Жители района жалуются на беспредел, творящийся рядом со зданием культурно-спортивного реабилитационного комплекса Всероссийского общества слепых (ВОС), где расположен гей- клуб «Душа и тело». Думаю, такого рода клубы, по аналогии с игорными заведениями, способствующие моральному разложению граждан и являющимися источником беспорядков, должны быть закрыты.
Леонид Ильин, директор гей-клуба «Душа и тело»:
— Префект Митволь вломился в клуб, собрал журналистов, а когда увидел, что они теряют к нему интерес, окончательно потерял лицо. Он стал поносить клуб, общество слепых, привязался к колоннам,  поддерживающим светоаппаратуру, назвав их «шестами для трансвеститов».
Шура, певец — Митволю:
— Перечитай конституцию, не оскорбляй людей, а мы поможем тебе пропиариться, решить проблемы, они у тебя налицо.
Беседовала Жанна Голубицкая
МК, 31 октября 2009г.
Запись опубликована в рубрике СМИ. Добавьте в закладки постоянную ссылку.